Усть-Медведицкая газета

Я люблю тебя, мама!

Что вы представляете при слове «мама»? Я слышу ее приятный звонкий голос, всегда настроенный на особую волну – несущий радость и спокойствие. Даже через 20 с лишним лет, сколько мы существуем друг с другом с момента моего появления на свет, мама для меня – все еще лучший друг, все еще главный советник, бескорыстно желающий для меня счастья.
Вы все знаете мою маму, нельзя не знать, если вы были больны хоть раз. Она больше 25 лет работает медсестрой в физиокабинете Серафимовичской центральной районной больницы. Она – самый высокий голос в народном казачьем ансамбле «Донцы». Татьяна… Я всем описываю ее так: темненькая, кудрявая, маленького роста – и все понимают.
На самом деле мамин рост никогда ей не мешал, она с детства была бойкой и смелой, радела за справедливость. Рвалась в бой за тех, кто ей дорог. Со школы, еще будучи сорванцом-младшеклассником, возвращалась в ушибах, с распущенными бантиками и гордо поднятой головой. Ее спрашивали: «Танюша, а с кем ты сегодня подралась?». Ответ следовал, зачастую, неожиданный, например: побила задиру-девятиклассника за то, что обижал младших, а если быть точным – ее родного брата. Она никогда никого не боялась. Но прошу не зацикливаться на этой истории! Нет, моя мама совсем не вредина-разбойница – наоборот, она любит людей бесконечно…
В моей маме собраны все самые лучшие черты, описывающие так называемого хорошего человека. Именно она научила меня защищать слабого, любить ближнего, беречь близкого и никогда никого не обманывать, стоять на своем до конца. Еще когда я ходила в садик, она общалась со мной на разные интересные темы, просила совета и обсуждала все на свете – прямо как со взрослой, и я чувствовала свою ценность, я знала – мамочка меня любит!
Мы с мамой всегда находили время для творчества. Помню, как однажды в детстве я листала старые детские журналы. Там предлагалось сшить куклу. Я тут же раскрыла рот от удивления: «Как так, мама? Бывают куклы не из пластика? То есть можно сделать игрушку самостоятельно, а не получить в подарок или не купить в магазине? И даже нарисовать ей лицо?». Я еще не знала о таком сложном понятии, как, например, час ночи. Но явно понимала – на улице темно, значит, поздно, и все равно потащила ее за новыми «свершениями».
Мы с мамой пошли в кладовую. Я не знаю, сколько времени мы там провели, но было по-настоящему интересно, я представляла, что мы с ней – две колдуньи, а кукла – предмет нашей особой магии. Вообще моя мама не очень любит шить, но для меня она создала нечто необычное и новое. Кукла была размером с ладонь взрослого мужчины, у нее были длинные рыжевато-желтые волосы из ниток мулине (мама хотела сделать ее похожей на меня), а сама она – белая, двусторонняя, как захочешь – так и будет.
Мне всегда нравились черты маминого лица. У нее яркие янтарного цвета глаза, большие, выразительные, добрые. Она у меня очень красивая, когда задорно улыбается.
К сожалению, сейчас видимся мы с ней редко: утром, когда все собираются на работу, всполошенные, едва проснувшиеся, и вечером, когда уже уставшие возвращаемся домой.
Иногда хочется сказать, насколько сильно я ее люблю, насколько трудно было мне научиться жить без нее, когда я уезжала обучаться в другой город… Воистину, связь матери и ребенка выше, чем можно предположить. У нас одна группа крови, один буйный нрав и одна сила характера на двоих. Мы научились понимать друг друга без слов. Но иногда, все же нужно услышать: «Я люблю тебя, мама!».
Наталья ВЛАДИМИРОВА.

26 ноября 2021 11:44