ПОДРУЖИЛИСЬ В САМОЛЁТЕ

Одним из представителей воинского афганского братства Серафимовичского района является Анатолий Георгиевич Киреев, служивший пило­том боевого вертолёта Ми-24 в Джелалабаде, а затем в Кандагаре с 1986 по 1987 год.

Уроженец хутора Большой Анатолий Киреев окончил серафимовичскую школу в 1975 году. С детства мечтавший о небе, получив аттестат зрело­сти, он поступил в Сызранское высшее военное авиационное училище лёт­чиков. Получив специальность «лётчик-инженер вертолёта», в 1979-м был распределён в Забайкальский военный округ.

Через два года Анатолия направили в город Торжок Ленинградской об­ласти на переподготовку с вертолёта Ми-2 на Ми-24, после — обратно в За­байкалье, где он прослужил до 1985 года. Затем был Новополоцк (Белорус­сия), после года службы Киреев в составе эскадрильи был откомандирован в Узбекистан — город Каган для горной подготовки.

Изучив нюансы взлётов и посадок, а также ведения боевых действий в гористой местности, советские лётчики, и в их числе Киреев, были направ­лены в Афганистан — город Джелалабад. Дома осталась семья, где росли трое детей —дочь и два сына, младшему из которых исполнилось всего де­вять месяцев.

Через три месяца звено Киреева откомандировали в Кандагарский полк.

  • Первым впечатлением от Афгана стала пятидесятипятиградусная жара, — вспоминает Анатолий Георгиевич. — Переживания, конечно, тоже имели место. Правда, размениваться на них не давали поставленные за­дачи.

На вопрос, помнит ли он своё первое боевое задание, Анатолий Георги­евич, улыбаясь, ответил:

  • Все они были словно впервые.

Задачи, которые ставились перед советскими вертолётчиками, можно было разделить на три основные группы: обеспечение безопасности аэро­дрома, прикрытие колонн войскового типа, высадка и эвакуация развед­групп.

Именно за выполнение спецоперации по эвакуации разведгруппы Ана­толий Георгиевич впоследствии был представлен к награде. Возвращаясь с задания, наши разведчики оказались зажатыми противником в ущелье. Пока велась их эвакуация, пара вертолётов под командованием Киреева обеспечивала прикрытие. При возвращении по отработанному маршруту один из двигателей его Ми-24 вышел из строя, но Анатолий Георгиевич су­мел довести боевую машину до аэродрома.

За это капитан старший лётчик эскадрильи Киреев в 1986 году был на­граждён орденом Красной Звезды. Позже, в 1987-м, уже после Афганиста­на, ему была вручена Почётная грамота Президиума Верховного Совета СССР.

Награда Анатолия Киреева для его семьи не является единственной. Мать лётчика, Фаина Степановна, в 1973 году была награждена орде­ном Трудового Красного Знамени как победитель районного соцсоревно­вания.

У Анатолия Георгиевича есть друг, почти что однополчанин — Влади­мир Кирсанов. Их дружба зародилась на высоте 10 тысяч метров в само­лете Ил-86, когда оба возвращались из отпуска. Мужчины разговорились, и оказалось, что Кирсанов — не только земляк (живёт в хуторе Острож­ки), но и служил тоже в Кандагаре, он — связист. Да уж, и впрямь военные пути-дорожки иной раз сходятся, а бывает, что и следуют параллельно. Од­нако Кирсанов и Киреев встретились не на земле, а в небе, и дружба двух воинов-афганцев не прерывается и по сей день.

— Если говорить о том, что война дала мне, — говорит Анатолий Геор­гиевич, — так это обострившееся осознание ценности жизни. То, что разме­ниваться по мелочам — глупое и пустое занятие.

Общение с Анатолием Киреевым и сегодня многих заряжает ощущени­ем, что жить необходимо так, чтобы всегда была цель и движение к ней.

Максим АНТИПЦЕВ,

г. Серафимович.

«Усть-Медведицкая газета» 13 февраля 2015 год №17

Лента новостей
03 декабря, 13:06 Занятие для души
К другим новостям